Селфи как профессия

Как снимки самого себя, сделанные «с руки», превратились из развлечения нарциссов в полноценный маркетинговый инструмент индустрии красоты. «С лица воду не пить», — говорится в старой русской пословице. Миллионы людей по всему миру, выкладывающие свои лица в сеть, похоже, с этой мудростью согласны: лицо нужно применять по назначению — делать селфи, или, в переводе на русский, «себяшку».

Дома перед зеркалом, в лифте, в машине по дороге на работу, за рабочим столом, вечером в кино или на встрече с друзьями, да чего мелочиться — у среднестатистического нарцисса масса возможностей сообщить миру о себе, лишь бы был интернет.

О результатах своего проекта SelfieCity рассказал недавно один из исследователей этого феномена — профессор Городского университета Нью-Йорка Лев Манович. Обработав 656 000 фотографий из Токио, Бангкока, Москвы, Берлина и Сан-Паулу, Манович и его команда постарались выявить тонкие различия между разными культурами.

«В Токио люди, в сущности, не позируют, пытаются спрятать лицо, опускают взгляд, — рассказал исследователь на презентации проекта в институте «Стрелка» в Москве в июне 2015 года. — Больше всего улыбок на селфи, сделанных в Бангкоке. "Индекс счастья" там достиг 0,68, а у тех, кто фотографировал себя в Москве, этот показатель составляет лишь 0,53».

Другой важный, по словам профессора Мановича, момент — это то, что съемка селфи стала совершенно новым способом самовыражения и иллюстрацией нового процесса мышления: «Я как часть этой картины». Чем не «Я делаю селфи — значит я существую»?

Авторы проекта SelfieCity сделали и еще один вывод, совершено очевидный, но тем не менее подтверждающий важную маркетинговую тенденцию: женщины делают намного больше селфи, чем мужчины. В Бангкоке — в 1,3 раза чаще, в Москве — в 4,6 раза, это рекорд проекта. А там, где женщины, там и товары для женщин.

Продажи декоративной косметики в Британии в 2015 году выросли на 14,3% по сравнению с прошлым годом, отмечает в своем исследовании компания NPD Group. При этом продажи средств для коррекции лица, так называемых праймеров, увеличились вдвое. У представителей компании нет сомнений, что именно повлияло на увеличение продаж.

«Этот драматический рост непосредственно связан с популярностью селфи, — отмечает в отчете на сайте компании бьюти-директор NDP Group Джун Дженсен. — Знаменитости, такие как Ким Кардашьян, Бейонсе и Кара Делевинь вдохновили целое поколение женщин на публикацию селфи в инстаграме и фейсбуке. Успех таких снимков во многом зависит от макияжа лица, глаз и губ. И бренды ответили на этот спрос выпуском основ под макияж и праймеров, которые помогают добиться максимального эффекта при любой съемке. Это новая ниша, где селфи стимулируют продажи», — говорится в комментариях к отчету NDP Group.

Селфи — это давно уже не guilty pleasure, повод для злорадства, а часть профессии и практически рабочий инструмент

Создатели этой тенденции — упомянутые NDP бьюти-иконы — умело оседлали бурлящую волну увлечения макияжем, которая несет всех желающих к селфи-снимкам. Евангелист праймеров Ким Кардашьян, например, в августе выпустила сборник своих селфи-снимков на 445 страницах. «Книга» выпущена тиражом в 32 000 копий, что составляет меньше 1% от инстаграм-аудитории Кардашьян. Напрашивается вопрос: зачем выпускать свои селфи на бумаге, если все могут увидеть их в сети? Тем не менее весь тираж был продан.

Однако не все считают, что мода на селфи оказала принципиальное влияние на индустрию красоты. «Макияж для селфи не слишком отличается от любого другого — тот же акцент на глаза или губы, — уверена бьюти-редактор Cosmopolitan Нино Такиашвили. — Правда, некоторые профессиональные приемы макияжа, которые раньше использовались только на съемках, теперь перекочевали в инстаграм. К примеру, одно время был популярен контуринг (или скульптурирование): в инстаграме до сих пор множество фото с такими "прорисованными" лицами. То же самое можно сказать про стробинг, когда кожа делается сияющей с помощью хайлайтера. В повседневной жизни такой макияж смотрится странно, а вот для селфи в самый раз! И девушки стали интересоваться этими приемами, учиться делать практически профессиональный макияж».

И все же появление термина «макияж для селфи» говорит о многом. Ведь раньше делали макияж для работы или вечеринки, например. Старший научный сотрудник CoverGirl Сара Викери объясняет это тем, что сформировался новый тип потребителя — девушка, которая все время фотографируется. Для нее и ее социального окружения имеет огромное значение то, как она выглядит на селфи. Поэтому Викери рекомендуют производителям косметики не упускать это из виду.

Оперативнее всего реагирует азиатская индустрия красоты. В Южной Корее, например, уже оформилась целая ниша приспособлений для «улучшайзинга»: lip-pumps для увеличения губ, маски-патчи под глаза и многое другое. Селфи, шагая по планете, во многом отобрал у глянцевых журналов право устанавливать каноны красоты: глаза должны быть большие, губы пухлые, кожа сияющая и, конечно же, идеальные брови.

Селфи — это давно уже не guilty pleasure, повод для злорадства, а часть профессии и практически рабочий инструмент, отмечает бьюти-блогер Эльвира Чабакаури: «Фото для блога я делаю сама на вытянутой руке. В первую очередь они нужны не чтобы показать себя, а чтобы показать косметику на лице и макияж: в моем блоге речь именно об этом. Потому и показатель удачности кадра у меня соответствующий: хорошо ли передались все цвета и нюансы в первую очередь, и только во вторую — хорошо ли собственно вышла я сама. Фильтры и обработку фото я не использую почти никогда, это моя принципиальная позиция. Выкладывание своих фото позволяет мне общаться с моей аудиторией. Да и мне самой как читателю блогов важно, чтобы в них я видела личность и лицо автора в буквальном смысле».

Итак, родившись в социальных сетях в середине нулевых, селфи сначала заполнили их собой, а затем стали драйвером продаж в индустрии красоты. В 2013 году лингвистам оставалось только зафиксировать то, что уже случилось: Оксфордский словарь английского языка объявил неологизм международным словом года. Что же станет следующим этапом в эволюции модного феномена? Будем надеяться, до оценок «селфипригодности» при приеме на работу все же не дойдет.