Нет слов, одни эмодзи

За последние три года к продвинутым юзерам, которые давно выражают свои эмоции смайликами или эмодзи, присоединились, похоже, все остальные пользователи интернета. На «язык эмодзи» переводят «Моби Дик», международные концерны используют эмодзи в рекламных коммуникациях, а идею создать соцсеть для общения на языке эмодзи многие восприняли всерьез. О феномене эксцентричных колобков рассуждают социолингвист и дизайнер.

В недалеком будущем и рисованные агенты, и роботы, взаимодействующие с человеком, будут демонстрировать собственные «эмоции», считает кандидат исторических наук, профессор факультета антропологии ЕУСПб, доцент факультета свободных искусств и наук СПбГУ Илья Утехин. В определенных пределах системы научатся распознавать эмоциональное состояние человека в данный момент. Опираться они будут и на то, как звучит сказанное человеком, и на анализ собственно словесных сообщений на предмет выявления соответствующих маркеров: ругательств, слов восхищения или признаков подшучивания. «Как будут демонстрировать? — спрашивает Илья Утехин и сразу отвечает на свой вопрос: — Собственно, как и люди. Выражением "лица", жестами, тоном и громкостью голоса, а то и подбором слов».

Важность эмоциональной составляющей в дизайне и, в частности, в дизайне интерфейса специалисты, по его словам, осознали еще лет пятнадцать назад. С тех пор разработка систем речевого или иного взаимодействия человека и машины предполагает учет того, каковы эмоции пользователя, для чего, соответственно, надо научиться их распознавать. Корпорация Microsoft в свое время выделила эту функцию в интерфейсе MS Office в виде анимированного офисного помощника Скрепки, которого у нас называли Скрепышом и который выдавал рекомендации по работе с программным продуктом. «Малоудачная реализация, но идея изначально правильная, — считает Илья Утехин. — Человеку нужно, чтобы интерфейс не просто доносил информацию, а представлял некое отношение, имитировал — если уж не может испытывать — эмоции».

На очередном этапе развития технических устройств и искусственного интеллекта разработчики наконец осознали: да, у человека есть и чувства, и эмоции, и да, они достойны внимания. Внимание к эмоциональной сфере — общая тенденция. Когда анимационная студия Pixar выпустила свой последний мультфильм «Головоломка», в сети появилась шутка, описывающая логику, которой руководствовались знаменитые мультипликаторы при создании нового проекта. Мол, все мультики Pixar рождались из ответа на вопрос, который аниматоры задали себе еще в 1995-м в первой «Истории игрушек»: «А что если у игрушек есть чувства?» Далее менялись персонажи — роботы, монстры, рыбы, шотландцы, — но сама конструкция оставалась прежней. Финальное звено цепочки — это фабула мультфильма «Головоломка»: «А что если у чувств есть чувства?» В основу нового подхода к коммуникации человека и технических устройств положено фундаментальное свойство коммуникации человека в социуме. «Она не сводится только к передаче данных, как от компьютера к принтеру, а предполагает выражение тех отношений, которые связывают участников общения, и отношения говорящего к тому, что он сообщает, — говорит Илья Утехин. — Подобный месседж передается не только и не столько словесными средствами, хотя и ими, конечно, тоже, сколько не словесными, невербальными. И именно поэтому от технического устройства сегодня требуется способность демонстрировать свое "поведение"».

Наше лицо — это фактически эмоциональный интерфейс, его выражением мы воздействуем, влияем, невербально общаемся с собеседником

То же относится и к текстовому общению в интернет-чате или при помощи эсэмэсок, которое еще больше сужает возможности для передачи всех нюансов коммуникации между людьми. Когда вам признаются в любви, взгляды, прикосновение и расстояние, которое вас отделяет от говорящего, гораздо важнее слов. Даже при общении по телефону, когда собеседники слышат, но не видят друг друга, оказывается, гораздо проще соврать, чем при общении лицом к лицу. Именно поэтому в обсуждениях на интернет-форумах или в комментариях в соцсетях так часто возникает непонимание, и авторам остается лишь удивляться, насколько неверно читатели истолковывают тон и содержание высказывания. «В последние годы кроме творческого использования знаков препинания в соцсетях как часть стандартного функционала появились целые арсеналы графических эмотиконов, — говорит Илья Утехин. — Что это, как не признание потребности более точно обозначить эмоциональный аспект высказывания. В определенных случаях и слов не надо, так как именно это содержание и является самым главным».

Выбирая то или иное «эмоциональное решение», дизайнеры руководствуются целесообразностью. «Наше лицо — это фактически эмоциональный интерфейс, его выражением мы воздействуем, влияем, невербально общаемся с собеседником, — рассказывает куратор программы «Дизайн в интерактивной среде» Британской высшей школы дизайна Дмитрий Карпов. — Эмоции — это основа обратной связи при интерактивном взаимодействии. Соответственно, эмодзи — это упрощенная репрезентация этого механизма обмена эмоциональной информацией, так что в дизайне и рекламе мы этот прием будем встречать все чаще. Впечатление от дизайна, возникающий новый уровень личного опыта, всегда имеет эмоциональную психологическую природу. Дизайн провоцирует удивление, радость, зависть, восторг, иногда даже страх. Дизайн без эмоционального импульса лишен смысла».

Эксперты обращают внимание, что смайлики-эмодзи хорошо укладываются в восточную традицию письменного общения. «Мышление символами свойственно для иероглифического письма, в котором эмоции — это фактически знаки, единицы языка, — указывает Дмитрий Карпов. — Скорость передачи мысли тут всегда была высокой: быстрая речь, тональности. Эмодзи просто реализовали потребность в скоростной диалоговой реакции в социальных сетях и мобильном общении и при этом создали шаблоны реакций, сняв с человека затраты энергии, необходимые для точной передачи нужных впечатлений».

Потенциал эмодзи еще не исчерпан для креативного использования, полагает Дмитрий Карпов. Этот недавно возникший конструктор визуальной знаковой речи уже стал и еще долго будет оставаться основой для клипов, иллюстраций, рекламных плакатов. «Феномен эмодзи — это застрявшая в секунде между пятью экранами с разными вопросами мысль, для которой есть только один выход, — говорит он. — И выход этот заключается в том, чтобы послать собеседнику недоуменный круглый ответ, похожий на яичный желток, с выпуклыми глазами вынужденной улыбки».